Вып. 26, год 2005

На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

ВОПРОСЫ ПСИХИАТРИИ В ОБЩЕМЕДИЦИНСКОЙ ПРАКТИКЕ


Advances in Psychiatric Treatment 2005; vol. 11, 58–70

ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ СО СТОРОНЫ ПСИХИЧЕСКОЙ СФЕРЫ: ПОСЛЕДНИЕ ДАННЫЕ
Nora Turjanski and Geoffrey G. Lloyd
Адрес для корреспонденции: Geoffrey G. Lloyd, Liaison Psychiatry, Royal Free Hospital, Pond Street, London, NW3 2QG, UK.
E-mail: Geoffrey.Lloyd@royalfree.nhs.uk
Psychiatric side-effects of medications: recent developments
© 2005 The Royal College of Psychiatrists.
Printed by permission

Nora Turjanski — в настоящее время специалист-ординатор, консультант-психиатр Королевской больницы в Лондоне, раньше преподавала неврологию. Geoffrey G. Lloyd — консультант-психиатр Королевской больницы в Лондоне, в настоящее время декан факультета консультативной психиатрии в Королевском колледже психиатров.

Лекарственные препараты оказывают нежелательное побочное воздействие на нервную систему и психику. В этой статье рассматриваются побочные эффекты со стороны психической сферы, которые хорошо известны, и описываются нежелательные действия новых, недавно разработанных лекарственных препаратов. Созданы совершенно новые препараты для лечения ВИЧ-инфекции, болезни Паркинсона и эпилепсии, поэтому побочные эффекты, вызываемые этими веществами, описываются более подробно.

Лекарственные препараты и средства, изготавливаемые из растений, часто вызывают симптомы со стороны нервной и психической сфер. Хотя побочные эффекты широко применяющихся препаратов официально зарегистрированы, последнее десятилетие в справочник по лекарственным препаратам было внесено много новых средств. Побочные эффекты со стороны нервной и психической сфер некоторых из этих препаратов ожидались, поскольку они действуют, модифицируя системы нейромедиаторов, но у других побочные эффекты были неожиданными и до сих пор понятны лишь частично. Токсичность может повышаться вследствие синергического действия одновременно вводимых препаратов. Таким образом, перечень лекарственных препаратов, участвующих в развитии побочных эффектов, постоянно расширяется.

Чтобы установить связь между лекарственным препаратом и конкретным побочным эффектом, необходимо соответствие нескольким критериям (Karch & Lasagna, 1975; Ashton & Young, 1998) (вставка 1). Хотя кажется, что вызванный лекарственным препаратом побочный эффект можно диагностировать с разной степенью уверенности, в конечном счете это остается делом клинического решения (Lawson, 1998).

В дополнение к информации, полученной в фармацевтических испытаниях, нейропсихические осложнения, вызванные новыми веществами, становятся известными из описаний отдельных случаев и клинических наблюдений. В этих сообщениях о клинических случаях не всегда надлежащим образом описываются симптомы, к тому же в них не используется адекватная психиатрическая терминология. У пациентов часто отмечаются сопутствующие нарушения и, как следствие, одновременное назначение нескольких лекарственных препаратов. Тем не менее в сообщениях содержатся клинически значимые сведения, поэтому на сегодняшний день они служат наиболее доступным источником данных о нежелательных эффектах.

В этой статье мы описываем побочные эффекты со стороны психической сферы, вызываемые обычно используемыми лекарственными препаратами, помимо психотропных препаратов, при этом особое внимание уделяем новым веществам. О побочных эффектах со стороны психической сферы, вызываемых определенными препаратами, хорошо известно, мы кратко приводим их в табл. 4–6. Читатели, желающие получить дополнительные сведения о них, могут обратиться к работам Brown и Stoudemiere (1998). В этой статье особое внимание уделяется лекарственным препаратам, которые используются для лечения ВИЧ-инфекции, болезни Паркинсона и эпилепсии. При этих расстройствах может быть психопатологическая симптоматика, которая может вызываться лекарственными препаратами, использующимися для их устранения. В частности, лечение ВИЧ-инфекции быстро меняется, поэтому врачам необходимо быстро знакомиться с новыми лекарственными средствами.

ВИЧ-инфекция

Нейропсихические симптомы, наблюдаемые у ВИЧ-инфицированных, могут возникать по нескольким причинам. К ним относятся: непосредственное воздействие вируса на центральную нервную систему, появление сопутствующих инфекций, нежелательные эффекты препаратов, предшествующее психическое расстройство, злоупотребление психоактивными веществами и декомпенсация обмена веществ.

В последние годы достигнуто много успехов в лечении ВИЧ-инфекции, при этом разработка более эффективных и более безопасных методов лечения — дело ближайшего будущего. Появление антиретровирусных препаратов существенно повлияло на клинические проявления болезни, так же как и на показатели выживания и качества жизни пациентов. В развитых странах эти препараты так преобразовали ВИЧ, что вызываемое им заболевание стало хроническим, требующим лечения на протяжении всей жизни (Treisman & Kaplan, 2002).

По приблизительным подсчетам половина пациентов, которые получают лечение по поводу ВИЧ-инфекции, страдают психическими расстройствами. Часто возникают аффективные расстройства, при этом общий показатель распространенности депрессии достигает 20–30% (Bing et al, 2001). Получены противоречивые данные относительно того, повышается или снижается распространенность расстройств настроения после введения в практику антиретровирусных препаратов (Catalan et al, 2000; Alciati et al, 2001).

Антиретровирусные препараты

Антиретровирусные препараты — главная опора в лечении ВИЧ-инфекции. В табл. 1 перечислены доступные в настоящее время лекарственные средства, сгруппированные в зависимости от механизма их действия. Многие другие препараты на сегодняшний день находятся в стадии разработки.

Лечение ВИЧ-инфекции основывается на комбинации минимум трех антиретровирусных препаратов, которая считается высокоактивной антиретровирусной терапией. Поэтому имеется высокий потенциал лекарственных взаимодействий и последующей токсичности (Treisman & Kaplan, 2002).

Степень проникновения лекарственных препаратов в головной мозг может иметь особенно большое значение. Если бы они не проникали в ЦНС, головной мозг оставался бы резервуаром для вируса, вызывающего его инфицирование, препятствуя его окончательному очищению от вируса (Gonzalez & Everall, 1998). Кроме того, степень проникновения лекарственных веществ в ЦНС может быть связана с эффективностью антиретровирусных препаратов в лечении нейропсихических проявлений ВИЧ-инфекции (Gonzalez & Everall, 1998). Механизмы, лежащие в основе развития нейропсихических симптомов при ВИЧ-инфекции, сложны. Во взаимодействие вступают несколько факторов, включая непосредственное влияние вируса, иммунных медиаторов и лекарственных препаратов (Treisman & Kaplan, 2002). Возрастает количество данных о том, что повреждение структур нервной системы, вызванное ВИЧ, может быть опосредовано активацией иммунной системы и вирусной инфекцией макрофагов и микроглии головного мозга (Swindless et al, 1998-2016). Хотя при инфицировании головного мозга антиретровирусные препараты эффективны, все шире признается, что они сами могут быть причиной нейропсихических расстройств. Некоторые побочные эффекты были установлены на стадии испытаний, о других узнали из опубликованных сообщений об отдельных клинических случаях. Пока что плохо изучено, как эти лекарственные препараты реализуют свое вредное воздействие на головной мозг.

Пять групп антиретровирусных препаратов имеют разную способность вызывать психические расстройства (табл. 1).

Таблица 1. Лицензированные антиретровирусные препараты и распространенные побочные эффекты со стороны психической сферы

 

Ингибиторы протеазы лишь частично проникают в ЦНС и, следовательно, приводят к менее выраженным (неврологическим и со стороны психической сферы) побочным эффектам (Harry et al, 2000; Treisman & Kaplan, 2002). В этой группе ритонавир (ritonavir) и саквинавир (saquinavir) чаще вызывают побочные неврологические эффекты (Treisman & Kaplan, 2002), остальные препараты — преимущественно вызывают расстройства настроения.

Зидовудин (zidovudine) был первым препаратом группы нуклеозидных ингибиторов обратной транскриптазы, созданным для лечения ВИЧ-инфекции. Психические расстройства обычно зависят от величины дозы (Treisman et al, 2002). Диданозин (didanozine) и ламовудин (lamivudine) могут вызывать нежелательные побочные эффекты со стороны психической сферы. Абакавир (abacavir) не приводит к серьезным осложнениям со стороны психической сферы, однако в комбинации с другими препаратами может спровоцировать психоз и кататонию (Foster et al, 2003). Лечение тенофовиром (tenofovir), нуклеотидным, ингибитором обратной трансферазы не сопровождалось побочными эффектами со стороны психической сферы.

Ифавиренц (efavirenz), представитель группы ненуклеозидных ингибиторов обратной транскриптазы вызывает ряд побочных эффектов со стороны психической сферы почти у 50% пациентов (Colebunders & Verdonck, 1998-2016), причем они могут возникать внезапно и проявляться в тяжелой форме (Lang et al, 2001; Peyriere et al, 2001; Sanz de la Garza et al, 2001; Sabato et al, 2002). Среди этих симптомов: сумеречные расстройства сознания, изменения личности, нередко с повышенной враждебностью, и когнитивные расстройства (Lang et al, 2001; Treisman & Kaplan, 2002). Лечение ифавиренцем может вызывать особенно тяжелую депрессию и серьезные суицидальные мысли (Puzantian, 2002). Побочные эффекты лекарственных препаратов обычно проявляются в течение первых четырех недель лечения и могут постепенно ослабевать несмотря на продолжающееся лечение (Colebunders & Verdonck, 1998-2016). Возможная связь с высокой концентрацией лекарства в плазме крови не подтверждена. Побочные эффекты описаны у пациентов без предшествующей психопатологической симптоматики, но лица с психиатрическим анамнезом более уязвимы и нуждаются в более тщательном наблюдении (Peyriere et al, 2001). Побочные эффекты редуцируются при введении препарата на ночь (Treisman & Kaplan, 2002), хотя пациенты видят очень яркие сны. При лечении делавирдином и невирапином побочные эффекты возникают реже (Treisman & Kaplan, 2002).

Лечение осложнений со стороны психической сферы

Диагноз побочных эффектов со стороны психической сферы, вызванных антиретровирусными препаратами, требует исключения других причин и рассмотрения дополнительных эффектов препаратов. Может быть полезным систематический учет и оценка степени выраженности побочных действий антиретровирусных препаратов.

Лечение психического расстройства, развивающегося под воздействием антиретровирусных препаратов, варьируется в зависимости от степени его тяжести. Следует оценивать легкие симптомы, а в случае необходимости добавлять психотропные препараты. В тяжелых случаях рекомендуется заменить или отменить высокоактивную антиретровирусную терапию, которую можно будет возобновить (часто другим препаратом), как только состояние пациента улучшится.

В соответствии с современными методическими рекомендациями показано очень агрессивное лечение депрессии, вызванной высокоактивной антиретровирусной терапией, особенно у пациентов с психиатрическим анамнезом, а также изменение схемы высокоактивной антиретровирусной терапии (Treisman & Kaplan, 2002). В тяжелых случаях следует прекратить лечение ифавиренцем (Peyriere et al, 2001), что может быстро приводить к улучшению состояния (Sanz de la Garza et al, 2001). Однако ифавиренц имеет длительный период полувыведения, как следствие, побочные эффекты могут сохраняться в течение нескольких недель.

Пациентам с депрессией, у которых будут проводить высокоактивную антиретровирусную терапию, вначале (в соответствии с методическими рекомендациями) показано активное лечение депрессии, при этом инициирование высокоактивной антиретровирусной терапии зависит от степени угнетения иммунной системы, ВИЧ-нагрузки и количества CD4 + Т-клеток. Эффективное лечение осложнений со стороны психической сферы может улучшить качество соблюдения схемы высокоактивной антиретровирусной терапии (Treisman & Kaplan, 2002).

Психотропные препараты могут понадобиться для лечения психопатологической симптоматики, возникшей либо вследствие инфицирования головного мозга ВИЧ, либо после высокоактивной антиретровирусной терапии (Sanz de la Garza et al, 2001). Однако у ВИЧ-инфицированных пациентов отмечается повышенная чувствительность к психотропным препаратам, поэтому необходима помощь по поводу дополнительных побочных эффектов различных лекарственных препаратов (Everall et al, 2004). Психотропные и антиретровирусные препараты характеризуются сложными метаболическими взаимодействиями на уровне семейства печеночных ферментов системы цитохромов 450 (Tseng & Fosy, 1998-2016). Некоторые из этих взаимодействий имеют двунаправленный характер, вызывая изменения концентрации лекарственных веществ обеих групп. Среди ингибиторов протеазы ритонавир — умеренный ингибитор изофермента CYP2D6, который участвует в метаболизме трициклических антидепрессантов, новых антидепрессантов (пароксетин, венлафаксин, флувоксамин) и многих антипсихотических препаратов, в том числе рисперидона. Одновременное введение ритонавира с этими психотропными препаратами может повышать концентрацию обоих до токсического уровня. Ингибиторы протеазы и ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы могут либо повышать, либо снижать концентрацию многих психотропных препаратов, воздействуя на изофермент CYP3A4. Ингибиторы протеазы чаще воздействуют на этот фермент.


Вставка 2. Предпочтительные психотропные препараты для пациентов, получающих антиретровирусные препараты
(Everall et al, 2004)

Антидепрессанты

Циталопрам, сертралин, миртазепин, ребоксетин и венлафаксин (происходят существенные взаимодействия между некоторыми селективными ингибиторами обратного захвата серотонина и конкретными антиретровирусными препаратами)

Антипсихотические препараты

Оланзапин, рисперидон (за исключением ритонавира), амисульприд и сульпирид

Стабилизаторы настроения

Вальпроат, ламотрижин

Анксиолитики

Бензодиазепины короткого действия: оксазепам, лоразепам и темазепам

Зопиклон


Психиатрам рекомендуется проконсультироваться в фармацевтических службах по поводу возможных взаимодействий при назначении психотропных препаратов ВИЧ-инфицированному пациенту. Следует начинать с низкой дозы психотропных препаратов (между третьей частью и половиной начальной дозы) и постепенно повышать ее (Everall et al, 2004).

Этим пациентам приносят пользу несколько антидепрессантов (вставка 2). Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина в основном хорошо переносятся, хотя они могут вызывать желудочно-кишечные расстройства (Everall et al, 2004). Некоторые из этих средств (например, флуоксетин, флувоксамин) взаимодействуют с конкретными антиретровирусными препаратами, поэтому следует контролировать возможные взаимодействия (дополнительную информацию см. Stockley, 2002; British Medical Association & Royal Pharmaceutical Society of Great Britain, 2004; www.emims.net; www.epocrates.com).

Большое значение имеет взаимодействие между антиретровирусными препаратами и зверобоем (St John’s wort), растительным средством, обычно использующимся для лечения тревоги и депрессии. Этот состав существенно снижает концентрацию ингибитора протеазы и ненуклеозидных ингибиторов транскриптазы, в результате чего лечение может оказаться неэффективным (James & 2000; Piscitelli et al, 2000). Ингибиторы протеазы и ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы взаимодействуют с диазепамом, мидазоламом, альпразоламом и золпидемом, вызывая заметные эффекты бензодиазепина.

У пациентов с ВИЧ-инфекцией повышена чувствительность к нейролептикам, при этом часто появляются побочные эффекты в виде экстрапирамидных симптомов (Meyer et al, 1998). Хотя аналогичные экстрапирамидные симптомы описаны при применении атипичных антипсихотических препаратов (Meyer et al, 1998), их обычно проще использовать (Treisman & Kaplan, 2002). Клозапин дает хорошие результаты у ВИЧ-инфицированных пациентов с сопутствующим психозом, хотя большую озабоченность вызывает повышенный риск интоксикации костного мозга (Lera & Zirulnik, 1998-2016). Клозапин противопоказан пациентам, получающим ингибиторы протеазы (Everall et al, 2004).

Отмечены клинически значимые взаимодействия между антиретровирусными препаратами в целом и многими классами рекреационных препаратов. Ингибиторы протеазы тормозят метаболизм многих подобных препаратов, особенно “рейв”-вещества, например метилендиоксиметамфетамина (MDMA), амфетамина и кетамина, приводя к токсическим передозировкам (Antoniou & Tseng, 2002). Ингибиторы протеазы и ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы вызывают метаболизм метадона, вызывая симптомы его отмены (Antoniou & Tseng, 2002). Пока что неясно, является ли это метаболическое взаимодействие двунаправленным (Treisman & Kaplan, 2002).

Паркинсонизм и антипаркинсонические лекарственные препараты

Симптомы паркинсонизма могут быть проявлением ряда расстройств, поражающих базальные ганглии и их проекционные зоны. К ним относятся болезнь Паркинсона и деменция с тельцами Леви. Сообщают о довольно разнообразных показателях распространенности психических расстройств при болезни Паркинсона. В целом почти у 50% пациентов с болезнью Паркинсона развивается психотическая симптоматика, а у 90% (в среднем у 40%) в какой-то период болезни возникает депрессия (Cummings, 1992; Factor et al, 1995).

Спектр психотической симптоматики при паркинсонизме переходит от отдельных нарушений восприятия до делирия. Галлюцинации возникают в любой сенсорной сфере, хотя чаще всего отмечаются отдельные зрительные галлюцинации — почти у 30% пациентов (Factor et al, 1995). По мере прогрессирования заболевания вызванные препаратом зрительные галлюцинации становятся выраженными, порождают страх и сопровождаются слуховыми галлюцинациями и бредовыми идеями (Melamed et al, 1998-2016). Обычно звучат темы преследования, супружеской неверности или ревности. Нарушения сна или яркие сновидения могут служить прогностическими признаками развития дофаминмиметического психоза. Особенно уязвимы пациенты пожилого возраста с когнитивными нарушениями (Wolters, 1998-2016).

Исследования по изучению популяции индивидов с болезнью Паркинсона показали, что психотическая симптоматика обусловлена многими этиологическими факторами, включая прием лекарственных препаратов, тяжесть болезни, недостаточность когнитивных функций и нарушенную остроту зрения (Aarsland et al, 1998-2016a; Holroyd et al, 2001). По мере прогрессирования заболевания у многих пациентов развиваются вызванные L-допа колебания в двигательной сфере, известные как стадии “включения” (улучшение подвижности) и “выключения” (ухудшение подвижности, когда реакция на дофаминмиметики отсутствует). У пациентов в поздней стадии болезни Паркинсона в течение суток может быть несколько флюктуаций типа “включение–выключение”, при этом обычно требуются более высокие дозы L-допа и полипрагмазия, которые повышают риск развития психотической симптоматики (Garcia-Escrig et al, 1998-2016).

Флюктуации во времени в подвижности сопровождаются фазовыми изменениями настроения и тревогой, иногда с психотической симптоматикой (Maricle et al, 1995). В стадии “включение” может возникать чувство эйфории, у пациентов иногда развиваются гипоманиакальные симптомы и сексуальная расторможенность (Nissenbaum et al, 1987; Riley & Lang, 1993). В стадии “выключение” чаще наблюдаются депрессивные состояния и галлюцинации (Nissenbaum et al, 1987; Riley & Lang, 1993). Связь между этими психическими нарушениями и лечением лекарственными препаратами остается неясной.

Таблица 2. Антипаркинсонические препараты и побочные эффекты со стороны психической сферы

Психотические симптомы и действие лекарственных препаратов имеют сложную связь. Психотическая симптоматика в поздних стадиях болезни может сопровождаться нарушением общего когнитивного функционирования, тогда как психотические симптомы, возникшие в течение пяти лет после начала заболевания, могут соответствовать чрезмерной активности дофаминергических проводящих путей в мезокортиколимбических структурах головного мозга (Wolters, 1998-2016; Graham et al, 1997). Дисфункциональные нейромедиаторные контуры могут становиться сверхчувствительными под воздействием лечения ударными дозами дофаминергических препаратов таким же образом, как это происходит в двигательной системе (Wolters, 1998-2016). Поэтому изменения в ней ромедиаторах, происходящие при болезни Паркинсона, трудно отграничить от воздействия лекарственных препаратов на эти системы.

Все антипаркинсонические препараты могут вызывать делирий и психоз вследствие их катехоламинергических свойств (табл. 2). Дофаминмиметики воздействуют на двигательную систему, повышая уровень дофамина в синаптической щели либо через предшественника (препараты L-допа), либо уменьшая разрушение дофамина с помощью ингибиторов моноаминоксидазы–В (МАО–В) и катехол-О-метилтрансферазы (КОМТ). Агонисты дофамина оказывают действие, непосредственно стимулируя дофаминовые рецепторы базальных ганглиев.
К другим вспомогательным полезным средствам относятся антимускариновые препараты и амантадин, также противовирусное вещество, которое имеет более выраженное свойство вызывать психоз при его приеме вместе с дофаминмиметиками (Garcia-Escrig et al, 1998-2016).

При болезни Паркинсона расстройство настроения может колебаться от легкой флюктуирующей дистимии до тяжелого (большого) депрессивного расстройства с биологическими симптомами (Cote, 1998-2016). Депрессия при болезни Паркинсона поражает все аспекты повседневной жизни пациента и влияет на уровень физической нетрудоспособности и недостаточности когнитивного функционирования (Starkstein et al, 1989; Mayberg & Solomon, 1995). Неясно, в какой степени депрессия при болезни Паркинсона возникает вследствие основного снижения концентрации нейромедиаторов в головном мозге и в какой вследствие эмоциональной реакции на наличие хронического инвалидизирующего заболевания (Sano et al, 1990; Cummings, 1992; Saint-Cyr et al, 1995). Клинические наблюдения, данные патолого-анатомических исследований и методов функциональной нейровизуализации указывают на значимость недостаточности основных нейромедиаторов (Bannon & Roth, 1983; Halliday et al, 1990; Jellinger, 1991; Cummings, 1992; Mayberg et al, 1995; Doder et al, 2000).

Наличие психотической симптоматики при болезни Паркинсона требует анализа анамнестических сведений пациента. У пациентов с ранним началом заболевания (в возрасте моложе 40 лет) психоз может быть следствием демаскирования основного психического заболевания, такого как шизофрения, при проведении лечения дофаминергическими препаратами у предрасположенных индивидов (Cannas et al, 2001).

Психотические симптомы, которые не редуцируются после отмены антипаркинсонических препаратов, могут свидетельствовать о проявлениях деменции с тельцами Леви или о других формах деменции (McKeith et al, 1996).


Вставка 3. Лечение психопатологических симптомов у пациентов с болезнью Паркинсона, получающих дофаминмиметики

Лечение психоза

Общие меры:

· обучение пациента и человека, осуществляющего уход;

· активная дневная программа;

· ночное освещение для улучшения ориентировки;

· анализ того, подвергался ли пациент либо сенсорной депривации, либо чрезмерной перегрузке стимулами.

Лекарственная терапия:

· подбор общей суточной дозы дофаминмиметических лекарственных препаратов до минимально возможной;

· прекращение лекарственной терапии в следующем порядке: антихолинергические препараты, селегилин, амантадин, агонисты дофамина и энтакапон;

· может быть полезной небольшая доза бензодиазепина;

· дополнительное использование антипсихотических препаратов (см. текст);

· подумайте об ингибиторах холинэстеразы (только предварительные данные — см. текст).

Лечение депрессии

Общие показатели:

· обучение пациента и человека, осуществляющего уход;

· активная дневная программа.

Лекарственная терапия и другие методы лечения:

· оптимизированная дофаминергическая терапия, нацеленная на устранение периодов “выключения”;

· осторожное использование большинства антидепрессантов;

· электросудорожная терапия;

· психотерапия;

· группы поддержки.


Лечение осложнений со стороны психической сферы

Пациенты с отдельными зрительными галлюцинациями и психотическими симптомами (вставка 3) обычно реагируют на поддержку и подбадривание, а также на подбор общей суточной дозы антипаркинсонических препаратов (Wolters, 1998-2016; Friedman & Factor, 2000; Catalan-Alonso & Del Val, 2001). В редких случаях психотические симптомы возникают только в стадии “выключение” и поэтому может требоваться более высокая доза дофаминмиметиков (Nissenbaum et al, 1987).

Антипсихотические препараты необходимы в том случае, если психотические симптомы не поддаются этиммерам. Более старые антипсихотические препараты являются антагонистами D2-рецепторов и, следовательно, вызывают нарушение подвижности при болезни Паркинсона. Атипичные антипсихотические препараты следует использовать с осторожностью у пациентов с этой болезнью, начиная с низких доз для минимизации сонливости, ортостатической гипотензии и делирия и наблюдения и оценки подвижности. Клозапин — единственный препарат, польза которого подтверждена при психозе при болезни Паркинсона (Melamed et al, 1998-2016; Friedman & Factor, 2000). В суточных дозах до 50 мг он эффективно редуцирует вызванные лекарственным препаратом психотические симптомы без заметных нарушений в двигательной сфере (Parkinson Study Group, 1998-2016; Wolters, 1998-2016). Было показано, что благоприятные эффекты, даже у пациентов с деменцией, сохранялись до пяти лет (Klein et al, 2003). Кроме того, было установлено, что клозапин уменьшает тремор, гиперсексуальность и расстройства сна при болезни Паркинсона (Trosch et al, 1998).

Результаты в отношении других атипичных антипсихотических препаратов менее впечатляющие. Даже низкие дозы рисперидона (до 3 мг/день) и оланзапина (до 7,5 мг/день) могут оказывать вредное влияние на двигательную сферу (Wolters et al, 1996; Aarsland et al, 1998-2016b; Wolters, 1998-2016; Goetz et al, 2000; Manson et al, 2000; Mohr et al, 2000).

Ограниченные данные свидетельствуют о том, что кветиапин (средняя доза 60 мг/день) может быть полезным и лучше переносится, чем другие атипичные антипсихотические препараты (Friedman & Factor, 2000; Targum & Abbott, 2000; Fernandez et al, 2002, 2003). Пациенты с деменцией реже реагируют на них (Fernandez et al, 2003). У таких пациентов предварительные результаты исследований с ингибиторами холинэстеразы, например донепезилом и ривастигмином, показали, что редуцирование психотических симптомов происходило без двигательных нарушений (Reading et al, 2001; Bergman & Lerner, 2002; Tolosa, 2003). Иногда единственная альтернатива — достигнуть компромисса с пациентом и опекающим его человеком относительно психотических симптомов и степени подвижности.

Лечение психотических симптомов при деменции с тельцами Леви необходимо расширять осторожно. Почти у 50% пациентов с деменцией с тельцами Леви, лечившихся старыми нейролептиками, возникают угрожающее жизни обострение паркинсонизма и спутанность сознания (Barber et al, 2001). Даже при невысоких дозах у них возможны экстрапирамидные побочные эффекты атипичных антипсихотических препаратов, у меньшинства развивается злокачественный нейролептический синдром (Barber et al, 2001). Высказывалось предположение о том, что может быть полезен кветиапин (Fernandez et al, 2003). Ингибиторы холинэстеразы могут использоваться как альтернативные средства лечения, поскольку они редуцируют некогнитивные симптомы, так же как и когнитивные нарушения при деменции с тельцами Леви (Barber et al, 2001). Этот терапевтический эффект, возможно, обусловлен усиленной активацией корковых мускариновых структур. При деменции с тельцами Леви эти холинергические постсинаптические рецепторы сохраняются относительно лучше, чем холинергические восходящие пресинаптические проекции (Barber et al, 2001).

Симптомы депрессии, существенно снижая качество жизни пациентов с болезнью Паркинсона и их родственников, требуют активного лечения. Необходимо подробно объяснять пациенту и опекающим его лицам колебания настроения, связанные с периодами “выключения”. Дофаминергические препараты сами по себе не имеют существенного значения в редуцировании симптомов депрессии. Ингибиторы моноаминоксидазы–В и катехол-О-метилтрансферазы, возможно, повышают настроение, но систематические испытания, которые бы поддержали использование их как антидепрессантов, не проводились (Tiffani & Cummings, 1998). Большинство антидепрессантов можно использовать для лечения депрессии при болезни Паркинсона, хотя получены сообщения об отдельных случаях ухудшения симптомов паркинсонизма при назначении селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (Valldeoriola et al, 1997).

Комбинация селективных ингибиторов обратного захвата серотонина или трициклических антидепрессантов и ингибиторов катехол-О-метилтрансферазы, например селегилина, может провоцировать развитие серотонинового синдрома, поэтому не следует ее использовать (Valldeoriola et al, 1997; Tiffani & Cummings, 1998).

Электросудорожная терапия (ЭСТ) эффективна в лечении тяжелой депрессии у пациентов с болезнью Паркинсона (Cote, 1998-2016). Она способствует редуцированию как двигательных, так и депрессивных симптомов, но вскоре после ее прекращения может развиться рецидив (Holcomb et al, 1983; Tiffani & Cummings, 1998). У пациентов с паркинсонизмом повышена восприимчивость к развитию межприступного (интериктального) делирия — возможно, вследствие повреждения базальных ганглиев или лекарственной подготовки к проведению ЭСТ (Tiffani & Cummings, 1998). Психотерапия и группы поддержки играют главную роль в лечении депрессии у этих пациентов (Cote, 1998-2016).

Эпилепсия

В целом у трети пациентов с эпилепсией наблюдаются психические расстройства (Vuilleumier & Jallon, 1998). И социальные, и биологические характеристики связаны с появлением психоза и депрессии (Trimble et al, 2000). Депрессия коррелирует с продолжительностью эпилепсии, излечимостью и полипрагмазией (Vuilleumier & Jallon, 1998; Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016).

Психопатологические симптомы обычно описываются в зависимости от их временноїй связи с эпилептическими приступами как иктальные, интериктальные или постиктальные. Изменения в настроении, сопровождающие эпилептические приступы, типичны и могут длиться в течение нескольких часов, реже нескольких дней (Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016). У многих пациентов наблюдаются атипичные проявления с эпизодической дисфорией и хронической дистимией. Высказывалось предположение о том, что сверхоптимальный контроль эпилептических приступов (навязанная нормализация) или спонтанное прекращение припадков может вызывать парадоксальное возбуждение, следовательно, существует антагонистическая связь между психозом и припадками (Trimble, 1991).

У пациентов с эпилепсией риск самоубийства возрастает в четыре раза. Самый высокий риск наблюдается у пациентов с недавно выявленным заболеванием, у пациентов с височной эпилепсией и с более тяжелыми эпилептическими или с сопутствующими психическими расстройствами (Vuilleumier & Jallon, 1998; Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016).

Противоэпилептические препараты

Все противоэпилептические препараты могут вызывать психические расстройства (табл. 3). Особенно часто возникает делирий и развиваются нарушения в когнитивной сфере (Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016). Для устранения эпилептических припадков пациентам могут назначать несколько противосудорожных препаратов, при этом риск токсической концентрации повышается вследствие метаболических взаимодействий.

Из наиболее часто используемых противосудорожных препаратов этосуксимид, клобазам, фенитоин, карбамазепин, фенобарбитал, примидон и бензодиазепины приводят к развитию психотических симптомов (Lancman, 1998-2016). Фенобарбитал и примидон ассоциируются с депрессией, так же как (иногда) и вальпроат натрия и карбамазепин (Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016).

Более новые противосудорожные препараты также вызывают осложнения со стороны психической сферы. Две молекулы, тесно связанные с часто используемыми противосудорожными препаратами, — это окскарбазепин и фосфенитоин, которые дают побочные эффекты, подобные таковым у их предшественников. К другим недавно введенным в практику противосудорожным препаратам относятся: вигабатрин, топирамат, тиагабин, габапентин, ламотрижин и леветирацетам.

Вигабатрин вызывает мало побочных эффектов со стороны когнитивной сферы, но может приводить к развитию преходящего психоза (Guberman, 1996; Levinson & Devinsky, 1998-2016). Повышенный риск ассоциируется с правосторонним эпилептическим очагом и резким подавлением эпилептических припадков (Thomas et al, 1996).

Топирамат и в меньшей степени тиагабин могут вызывать психоз (Ketter et al, 1998-2016; Khan et al, 1998-2016). Если использовать низкие начальные дозы и медленно подбирать дозу, побочные эффекты возникают реже (Adkins & Noble, 1998; Kalviainen, 2001; Sackellares et al, 2002).

Габапентин и ламотрижин, по-видимому, не сильно ассоциируются с развитием психических расстройств, включая когнитивную дисфункцию (Ketter et al, 1998-2016).

Отмена противосудорожных препаратов может вызывать явные психические симптомы, в том числе психоз. Это общепризнано также для барбитуратов и бензодиазепинов. Однако отмена фенитоина, карбамазепина и вальпроата вызывает развитие психопатологических симптомов почти у 40% пациентов с эпилепсией (Ketter et al, 1998-2016).

Из более новых препаратов габапентин, ламотрижин, леветирацетам и окскарбазепин, по-видимому, обладают свойством стабилизировать настроение; о других соединениях информации недостаточно (Ketter et al, 1998-2016; Besag, 2001).

Лечение осложнений со стороны психической сферы

Прежде чем лечить пациентов с психопатологической симптоматикой, необходимо установить, связаны симптомы во времени с припадками или вызваны другой причиной. Психопатологические симптомы могут возникать вскоре после отмены лекарственного препарата или после изменения его дозы. Психическое расстройство, вызванное противосудорожным препаратом, может редуцироваться после снижения дозы или после замены этого препарата.

Пациентам с эпилепсией следует осторожно назначать психотропные препараты, поскольку они имеют тенденцию учащать припадки. В целом припадки возникают у 1% пациентов, принимающих антипсихотические препараты (Lancman, 1998-2016). Лечение антипсихотическими препаратами следует начинать с низких доз и медленно их повышать. Бутирофеноны, рисперидон и оланзапин вызывают эпилептические припадки реже, чем фенотиазины. Чем выше доза клозапина, тем выше риск развития эпилептических припадков (Lancman, 1998-2016).

Трициклические антидепрессанты больше повышают судорожную готовность, чем ингибиторы МАО–А или селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, хотя это действие, по-видимому, связано с концентрацией антидепрессантов в плазме крови, а не с присущим им воздействием на концентрацию моноаминов в головном мозге (Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016). Лечение антидепрессантами следует начинать с малых доз и осторожно повышать их, чтобы минимизировать риск развития эпилептических припадков. Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина с учетом их побочных эффектов следует считать препаратами первой очереди для лечения депрессии при эпилепсии (Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016). Новые антидепрессанты, например моклобемид и венлафаксин, по-видимому, не провоцируют судорожные приступы (Lambert & Robertson, 1998-2016).

Таблица 3. Противосудорожные препараты и побочные эффекты со стороны психической сферы

Антидепрессанты и противосудорожные препараты, метаболизм которых происходит в печени, могут вступать во взаимодействие и его проявления следует проверять при комбинациях конкретных препаратов. Электросудорожную терапию можно проводить в том случае, если антидепрессанты неэффективны или не подходят для лечения (Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016; Lambert & Robertson, 1998-2016).

Роль карбамазепина и вальпроата натрия в лечении биполярного расстройства при эпилепсии не установлена. Отмена этих лекарственных препаратов может демаскировать биполярное расстройство (Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016). Литий при терапевтической концентрации в сыворотке крови может провоцировать судорожные припадки (Kanner et al, 1998-2016). Терапевтическую реакцию можно оптимизировать, применяя поведенческие и когнитивные методы в комбинации с обучением пациентов и лиц, обеспечивающих уход за ними (Kanner & Rivas Nieto, 1998-2016).

Антибиотики

Антибиотики могут вызывать делирий. В табл. 4 перечислены те из них, которые чаще вызывают побочные эффекты со стороны психической сферы. Среди антигельминтных средств много препаратов, токсичных для ЦНС, но симптомы со стороны психической сферы возникают реже (Brown & Stoudemiere, 1998; British Medical Association & Royal Pharmaceutical Society of Great Britain, 2004).

Лечение побочных эффектов со стороны психической сферы

Общие принципы лечения при применении антибиотиков и других описанных далее лекарственных препаратов аналогичны обсуждавшимся, а именно снижение дозировок или отмена препарата, вызвавшего побочные эффекты. Иногда для устранения симптомов пациентам можно добавить психотропный препарат.

Сердечно-сосудистые препараты

Некоторые лекарственные препараты этой группы нередко вызывают побочные эффекты со стороны психической сферы (табл. 5) и оказывают токсическое действие, синергическое с психотропными веществами (Brown & Stoudemiere, 1998; British Medical Association & Royal Pharmaceutical Society of Great Britain, 2004). Блокаторы кальциевых каналов экспериментально используются как стабилизаторы настроения несмотря на их свойство вызывать изменения настроения и психоз. Эти вещества могут вызывать акатизию, которую следует дифференцировать с ажитированным делирием. Ранние сообщения о существенной связи между приемом пропранолола и развитием депрессии недавно были пересмотрены, т. е. в настоящее время полагают, что депрессия возникает реже (Вrown & Stoudemiere, 1998). Все мочегонные препараты могут вызывать нарушения в психической сфере вследствие нарушения метаболизма. В общем сосудорасширяющие препараты не повреждают ЦНС, за исключением нитропруссида-натрия, который может приводить к развитию энцефалопатии. Гидралазин может непосредственно вызывать психопатологические симптомы из-за развития волчаночного синдрома.

Таблица 4. Антибиотики и побочные эффекты со стороны психической сферы

 

Поступали рекламации в отношении препаратов, предназначенных для снижения уровня холестерина; сообщалось, что они могут повышать риск самоубийства, однако эта информация не была подтверждена (Brunner et al, 2002).

Противоопухолевые препараты

Большинство этих препаратов высокотоксичные для нервной системы, имея разные механизмы действия и взаимодействуя с опухолью. В этой статье противоопухолевые вещества не обсуждаются.

Таблица 5. Сердечно-сосудистые препараты и побочные эффекты со стороны психической сферы

Анальгетики

Кроме синдрома зависимости, опиоиды и опиаты могут оказывать седативное действие и вызывать замедление психической деятельности, дисфорию, изменения настроения, психоз и делирий. После эпидурального введения морфина могут возникнуть галлюцинации и кататония. Через две недели после их применения развиваются симптомы отмены. Опиоидные антагонисты, такие как налоксон и особенно налтрексон, могут вызывать дисфорию, усталость, расстройства сна, суицидальное поведение, галлюцинации и делирий. Прием препаратов, которые назначают при мигрени (агонисты 5-НТ1, например суматриптан), сопровождается усталостью, тревогой и паническим расстройством (Brown & Stoudemiere, 1998; British Medical Association & Royal Pharmaceutical Society of Great Britain, 2004).

Лекарственные препараты, которые применяются в эндокринологии

Эти препараты вызывают побочные эффекты со стороны психической сферы, связанные с конкретным органом эндокринной системы, на который нацелен этот препарат. Следовательно, побочные эффекты инсулина со стороны ЦНС возникают вследствие гипокликемии. Глюкокортикоиды вызывают психологическую зависимость, депрессию, суицидальные мысли, эйфорию и психоз. Эстрогены, прогестерон и его аналоги, а также пероральные контрацептивы могут вызывать депрессию, хотя данные об этом остаются противоречивыми (Oinonen et al, 2002; British Medical Association & Royal Pharmaceutical Society of Great Britain, 2004).

Таблица 6. Иммуномодуляторы и побочные эффекты со стороны психической сферы

 

Иммуномодуляторы

Нестероидные противовоспалительные препараты вызывают ряд побочных эффектов со стороны психической сферы (табл. 6). Интоксикация препаратами салициловой кислоты может быть острой или хронической (Brown & Stoudemiere, 1998; British Medical Association & Royal Pharmaceutical Society of Great Britain, 2004).

Иногда препараты этой группы ассоциируются с психозом и делирием, возникающими как следствие асептического менингита. Кортикостероиды вызывают психопатологическую симптоматику непосредственно либо опосредованно, нарушая обмен веществ у пациента. Отмена кортикостероидов может вызывать бессонницу, изменения настроения и нарушения когнитивных функций. Внутривенное введение иммуноглобулинов ассоциируется с тревогой. Побочные эффекты сульфасалазина зависят от его дозы; при дозе выше 4 г/сутки учащается развитие делирия (Brown & Stoudemiere, 1998). Опосредованно он вызывает психопатологическую симптоматику через развитие церебрального волчаночного эритематоза. Более новые антигистаминные препараты — антагонисты Н1-рецепторов — плохо проникают через гематоэнцефалический барьер и поэтому дают меньше побочных эффектов со стороны ЦНС.

Релаксанты скелетной мускулатуры

Баклофен и дантролен могут вызывать нарушения сна, тревогу, возбуждение, расстройства настроения, галлюцинации и делирий.

Система органов дыхания

Аминофиллин и салбутанол могут вызывать возбуждение, эйфорию и делирий.

ЛИТЕРАТУРА

Aarsland, D., Larsen, J. P., Cummins, J. L., et al (1998-2016a) Prevalence and clinical correlates of psychotic symptoms in Parkinson disease: a community-based study. Archives of Neurology, 56, 595–601.

Aarsland, D., Larsen, J. P., Lim, N. G., et al (1998-2016b) Olanzapine for psychosis in patients with Parkinson’s disease with and without dementia. Journal of Neuropsychiatry and Clinical Neuroscience, 11, 392–394.

Adkins, J. C. & Noble, S. (1998) Tiagabine. A review of its pharmacodynamic and pharmacokinetic properties and therapeutic potential in the management of epilepsy. Drugs, 55, 437–460.

Alciati, A., Starace, F., Scaramelli, B., et al (2001) Has there been a decrease in the prevalence of mood disorders in HIV-seropositive individuals since the introduction of combination therapy? European Psychiatry, 16, 491–496.

Antoniou, T. & Tseng, A. L. (2002) Interactions between recreational drugs and antiretroviral agents. Annals of Pharmacotherapy, 36, 1598–1613.

Ashton, C. H. & Young, A. H. (1998) Drug-induced psychiatric disorders. In Davies’ Textbook of Adverse Drug Reactions (5th edn) (eds D. M. Davies, R. E. Ferner & H. de Glanville), pp. 669–731. London: Chapman & Hall Medical.

Bannon, M. J.& Roth, R. H. (1983) Pharmacology of mesocortical dopamine neurons. Pharmacological Reviews, 35, 53–68.

Barber, R., Panikkar, A., McKeith, I. G. (2001) Dementia with Lewy bodies: diagnosis and management. International Journal of Geriatric Psychiatry, 16, S12–S18.

Bergman, J. & Lerner, V. (2002) Successful use of donepezil for the treatment of psychotic symptoms in patients with Parkinson’s disease. Clinical Neuropharmacology, 25, 107–110.

Besag, F. M. (2001) Behavioural effects of the new anticonvulsants. Drug Safety, 24, 513–536.

Bing, E. G., Burnam, M. A., Longshore, D., et al (2001) Psychiatric disorders and drug use among human immunodeficiency virus-infected adults in the United States. Archives of General Psychiatry, 58, 721–728.

*British Medical Association & Royal Pharmaceutical Society of Great Britain (2004) British National Formulary. London & Wallingford: BMJ Books & Pharmaceutical Press.

*Brown, T. M. & Stoudemiere, A. (1998) Psychiatric Side-effects of Prescription and Over the Counter Medications. Recognition and Management. Washington, DC: American Psychiatric Press.

Brunner, J., Parhofer, K. G., Schwandt, P., et al (2002) Cholesterol, essential fatty acids and suicide. Pharmacopsychiatry, 35, 1–5.

Cannas, A., Spissu, A., Floris, G. L., et al (2001) Chronic delusional hallucinatory psychosis in early-onset Parkinson’s disease: drug-induced complication or sign of an idiopathic psychiatric illness? Neurological Sciences, 22, 53–54.

Catalan, J., Meadows, J. & Douzenis, A. (2000) The changing patterns of mental health problems in HIV infection: the view from London, UK. AIDS Care, 12, 333–341.

Catalan-Alonso, M. J. & Del Val, J. (2001) Dopaminomimetic psychosis in Parkinson’s disease: first symptom of early dementia? Revista de Neurologia, 32, 1085–1087.

Colebunders, R. & Verdonck, K. (1998-2016) Reply to Gonzalez and Everall: Lest we forget: neuropsychiatry and the new generation anti-HIV Drugs. AIDS, 13, 869.

Cote, L. (1998-2016) Depression: impact and management by the patient and family. Neurology, 52 (suppl. 3), S7–S9.

Cummings, J. L. (1992) Depression and Parkinson’s disease: a review. American Journal of Psychiatry, 149, 443–454.

Doder, M., Rabiner, E. A., Turjanski, N., et al (2000) Imaging serotonin HT1A binding in non depressed and depressed Parkinson’s disease patients with 11C–WAY 100635 PET. Neurology, 54 (suppl. 3), A112.

*Everall, I. P., Drummond, S. & Catalan, J. (2004) Guidelines for the Prescribing of Medication for Mental Health Disorders for People with HIV Infection (Draft) (Council Report CR127). London: Royal College of Psychiatrists. On-line only at www.rcpsych.ac.uk/publications/cr/council/cr127.doc.

Factor, S. A., Molho, E. S., Podskalny, G. D., et al (1995) Parkinson’s disease: drug-induced psychiatric states. Advances in Neurology, 65, 115–138.

Fernandez, H. H., Trieschmann, M. E., Burke, M. A., et al (2002) Quetiapine for psychosis in Parkinson’s disease versus dementia with Lewy bodies. Journal of Clinical Psychiatry, 63, 513–515.

Fernandez, H. H., Trieschmann, M. E., Burke, M. A., et al (2003) Long-term outcome of quetiapine use for psychosis among parkinsonian patients. Movement Disorders, 18, 510–514.

Foster, R., Olajide, D. & Everall, I. P. (2003) Antiretroviral therapy-induced psychosis: case report and brief review of the literature. HIV Medicine, 4, 139–144.

Friedman, J. H. & Factor, S. A. (2000) Atypical antipsychotics in the treatment of drug-induced psychosis in Parkinson’s disease. Movement Disorders, 15, 201–211.

Garcia-Escrig, M., Bermejo-Pareja, F. & Fernanadez Ponsati, J. T. (1998-2016) Levodopa-induced psychosis in patients with idiopathic Parkinson disease. Medicina Clinica (Barcelona), 112, 245–250.

Goetz, C. G., Blasucci, L. M., Leurgans, S., et al (2000) Olanzapine and clozapine. Comparative effects on motor function in hallucinating Parkinson’s disease patients. Neurology, 55, 789–794.

Gonzalez, A. & Everall, I. P (1998) Lest we forget: neuropsychiatry and the new generation anti-HIV Drugs. AIDS, 12, 2365–2367.

Graham, J. M., Grunewald, R. A. & Sagar, H. J. (1997) Hallucinosis in idiopathic Parkinson’s disease. Journal of Neurology, Neurosurgery and Psychiatry, 63, 434–440.

Guberman, A. (1996) Vigabatrin. Canadian Journal of Neurological Sciences, 23, S13–S17.

Halliday, G. M., Blumbergs, P. C., Cotton, R. G., et al (1990) Loss of brainstem serotonin- and substance P-containing neurons in Parkinson’s disease. Brain Research, 510, 104–107.

Harry, T. C., Matthews, M. & Salvary, I. (2000) Indinavir use: associated reversible hair loss and mood disturbance. International Journal of STD & AIDS, 11, 474–476.

Holcomb, H. H., Sternberg, D. E. & Heninger, G. R. (1983) Effects of electroconvulsive therapy on mood, parkinsonism and tardive dyskinesia in a depressed patient: ECT and dopamine systems. Biological Psychiatry, 18, 865–873.

Holroyd, S., Currie, L. & Wooten, G. F. (2001) Prospective study of hallucinations and delusions in Parkinson’s disease. Journal of Neurology, Neurosurgery and Psychiatry, 70, 734–738.

James, J. S. (2000) St John’s wort warning: do not combine with protease inhibitors, NNRTIs. AIDS Treatment News, Feb. 18 (337), 3–5.

Jellinger, K. A. (1991) Pathology of Parkinson’s disease. Changes other than the nigrostriatal pathway. Molecular and Chemical Neuropathology, 14, 153–197.

Kalviainen, R. (2001) Long-term safety of tiagabine. Epilepsia, 42 (suppl. 3), 46–48.

Kanner, A. M. & Rivas Nieto, J. C. (1998-2016) Depressive disorders in epilepsy. Neurology, 53 (suppl. 2), S26–S32.

Karch, F. E. & Lasagna, L. (1975) Adverse drug reactions. A critical review. JAMA, 234, 1236–1241.

Ketter, T. A., Post, R. M. & Theodore, W. H. (1998-2016) Positive and negative psychiatric side-effects of anti-epileptic drugs in patients with seizure disorders. Neurology, 53 (suppl. 2), S53–S67.

Khan, A., Faught, E., Gilliam, F., et al (1998-2016) Acute psychotic symptoms induced by topiramate. Seizure, 8, 235–237.

Klein, C., Gordon, J., Pollak, L., et al (2003) Clozapine in Parkinson’s disease psychosis: 5 year follow-up review. Clinical Neuropharmacology, 26, 8–11.

Lambert, M. V. & Robertson, M. M. (1998-2016) Depression in epilepsy: etiology, phenomenology and treatment. Epilepsia, 40 (suppl. 10), S21–S47.

Lancman, M. (1998-2016) Psychosis and peri-ictal confusional states. Neurology, 53 (suppl. 2), S33–S38.

Lang, J. P., Halleguen, O., Picard, A., et al (2001) Apropos of atypical melancholia with Sustiva (efavirenz). Encephale, 27, 290–293.

Lawson, D. H. (1998) Epidemiology. In Davies’ Textbook of Adverse Drug Reactions (5th edn) (eds D. M. Davies, R. E. Ferner & H. de Glanville), pp. 6–19. London: Chapman & Hall Medical.

Lera, G. & Zirulnik, J. (1998-2016) Pilot study with clozapine in patients with HIV-associated psychosis and drug-induced parkinsonism. Movement Disorders, 14, 128–131.

Levinson, D. F. & Devinsky, O. (1998-2016) Psychiatric adverse events during vigabatrin therapy. Neurology, 53, 1503–1511.

Manson, A. J., Schrag, A. & Lees, A. J. (2000) Low-dose olanzapine for levodopa induced dyskinesias. Neurology, 55, 795–799.

Maricle, R. A., Nutt, J. G. & Carter, J. H. (1995) Mood and anxiety fluctuation in Parkinson’s disease associated with levodopa infusion: preliminary findings. Movement Disorders, 10, 329–332.

Mayberg, H. S. & Solomon, D. H. (1995) Depression in Parkinson’s disease: a biochemical and organic viewpoint. In Behavioral Neurology of Movement Disorders (eds W. J. Weiner & A. E. Lang). New York: Raven Press.

McKeith, I. G., Galasko, D., Kosaka, K., et al (1996) Consensus guidelines for the clinical and pathological diagnosis of dementia with Lewy bodies (DLB). Report of the consortium on DLB international workshop. Neurology, 47, 1113–1124.

Melamed, E., Friedberg, G. & Zoldan, J. (1998-2016) Psychosis. Impact on the patient and family. Neurology, 52 (suppl. 3), S14–S16.

Meyer, J. M., Marsh, J. & Simpson, G. (1998) Differential sensitivities to risperidone and olanzapine in a human immunodeficiency virus patient. Biological Psychiatry, 44, 791–794.

Mohr, E., Mendis, T., Hildebrand, K., et al (2000) Risperidone in the treatment of dopamine-induced psychosis in Parkinson’s disease: an open pilot trial. Movement Disorders, 15, 1230–1237.

Nissenbaum, H., Quinn, N. P., Brown, R. G., et al (1987) Mood swings associated with the ‘on–off’ phenomenon in Parkinson’s disease. Psychological Medicine, 17, 899–904.

Oinonen, K. A. & Mazmanian, D. (2002) To what extent do oral contraceptives influence mood and affect? Journal of Affective Disorders, 70, 229–240.

Parkinson Study Group (1998-2016) Low dose clozapine for the treatment of drug-induced psychosis in Parkinson’s disease. New England Journal of Medicine, 340, 757–763.

Peyriere, H., Mauboussin, J.-M., Rouanet, I., et al (2001) Management of sudden psychiatric disorders related to efavirenz. AIDS, 15, 1323–1328.

Piscitelli, S. C., Burstein, A. H., Chaitt, D., et al (2000) Indinavir concentrations and St John’s wort. Lancet, 355, 547–548.

Puzantian, T. (2002) Central nervous system adverse effects with efavirenz: case report and review. Pharmacotherapy, 22, 930–933.

Reading, P. J., Luce, A. K. & McKeith, I. G. (2001) Rivastigmine in the treatment of parkinsonian psychosis and cognitive impairment: preliminary findings from an open trial. Movement Disorders, 16, 1171–1174.

Riley, D. E. & Lang, A. E. (1993) The spectrum of levodopa-related fluctuations in Parkinson’s disease. Neurology, 43, 1459–1464.

Sabato, S., Wesselingh, S., Fuller, A., et al (2002) Efavirenz-induced catatonia. AIDS, 16, 1841–1842.

Sackellares, J. C., Krauss, G., Sommerville, K. W., et al (2002) Occurrence of psychosis in patients with epilepsy randomized to tiagabine or placebo treatment. Epilepsia, 43, 394–398.

Saint-Cyr, J. A., Taylor, A. E. & Nicholson, K. (1995) Behavior and the basal ganglia. In Advances in Neurology (vol. 65) (eds W. J. Weiner & A. E. Lang). New York: Raven Press.

Sano, M., Stern, Y., Cote, L., et al (1990) Depression in Parkinson’s disease: a biochemical model. Journal of Neuropsychiatry and Clinical Neuroscience, 2, 88–92.

Sanz de la Garza, C. L., Paoletti-Duarte, S., Garcia-Martin, C., et al (2001) Efavirenz-induced psychosis. AIDS, 15, 1911–1912.

Starkstein, S. E., Preziosi, T. J., Berthier, M. L., et al (1989) Depression and cognitive impairment in Parkinson’s disease. Brain, 112, 1141–1153.

*Stockley, I. (2002) Stockley’s Drug Interactions: A Sourcebook of Interactions, Their Mechanisms, Clinical Importance and Management (6th edn). London: Pharmaceutical Press.

Swindells, S., Zheng, J. & Gendelman, H. E. (1998-2016) HIV-associated dementia: new insights into disease pathogenesis and therapeutic interventions. AIDS Patient Care and STDs, 13, 153–163.

Targum, S. D. & Abbott, J. L. (2000) Efficacy of quetiapine in Parkinson’s patients with psychosis. Journal of Clinical Pharmacology, 20, 54–60.

Thomas, L., Trimble, M., Schmitz, B., et al (1996) Vigabatrin and behaviour disorders: a retrospective survey. Epilepsy Research, 25, 21–27.

Tiffani, T. & Cummings, J. L. (1998) Depression in Parkinson’s disease. Pharmacological characteristics and treatment. Drugs & Aging, 12, 55–74.

Tolosa, E. (2003) Advances in the pharmacological management of Parkinson disease. Journal of Neural Transmission. Supplementum, (64), 65–78.

Treisman, G. J. & Kaplan, A. I. (2002) Neurologic and psychiatric complications of antiretroviral agents. AIDS, 16, 1201–1215.

Trimble, M. R. (1991) Behavior and personality disturbances. In Neurology in Clinical Practice (2nd edn) (eds W. G Bradley, R. B. Daroff, G. M. Fenichel, et al), pp. 81–100. Stoneham, MA: Butterworth-Heinemann.

Trimble, M. R., Rusch, N., Betts, T., et al (2000) Psychiatric symptoms after therapy with new antiepileptic Drugs: psychopathological and seizure related variables. Seizure, 9, 249–254.

Trosch, R. M., Friedman, J. H., Lannon, M. C., et al (1998) Clozapine use in Parkinson’s disease: a retrospective analysis of a large multicentered clinical experience. Movement Disorders, 13, 377–382.

Tseng, A. L. & Fosy, M. M. (1998-2016) Significant interactions with new antiretrovirals and psychotropic drugs. Annals of Pharmacotherapy, 33, 461–473.

Valldeoriola, F., Nobbe, F. A. & Tolosa, E. (1997) Treatment of behavioural disturbances in Parkinson’s disease. Journal of Neural Transmission. Supplementum, 51, 175–204.

Vuilleumier, P. & Jallon, P. (1998) Epilepsy and psychiatric disorders: epidemiological data. Revue Neurologique, 154, 305–317.

Wolters, E. C., Kuiper, M. A., Zwaan, W. A., et al (1994) Dopaminomimetic psychosis: therapeutic strategies. In Mental Dysfunction in Parkinson’s Ddisease (eds E. C. Wolters & P. Scheltens), pp. 281–284. Dordrecht: ICG Publications.

Wolters, E. C., Jansen, E. N. H., Tuynman-Qua, H. G., et al (1996) Olanzapine in the treatment of dopaminomimetic psychosis in patients with Parkinson’s disease. Neurology, 47, 1085–1087.

Wolters, E. C. (1998-2016) Dopaminomimetic psychosis in Parkinson’s disease patients. Neurology, 52 (suppl. 3), S10–S13.

Вопросы с множественным выбором

1. Ифавиренц ассоциируется с:

а) сумеречными состояниями сознания;

б) возбуждением;

в) изменениями личности;

г) тяжелой депрессией и серьезными суицидальными мыслями;

д) психозом.

2. ВИЧ-инфекция и ее лечение:

а) пациентам, принимающим антиретровирусные препараты, неопасно принимать зверобой;

б) у пациентов, принимающих антиретровирусные препараты, повышается риск развития побочных эффектов в форме экстрапирамидных симптомов, если им назначают нейролептики;

в) пациенты, принимающие антиретровирусные препараты, в основном хорошо переносят селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, хотя между некоторыми из этих препаратов происходят фармакокинетические взаимодействия;

г) клозапин небезопасен для пациентов, принимающих ингибиторы протеазы;

д) антиретровирусные и рекреационные психоактивные вещества не вступают во взаимодействия.

3. Болезнь Паркинсона и ее лечение:

а) антипаркинсонические препараты не вызывают психотической симптоматики;

б) у пациентов с болезнью Паркинсона обычно наблюдаются расстройства настроения;

в) лечение психотических симптомов при болезни Паркинсона предусматривает подбор суточной дозы антипаркинсонического препарата;

г) психотические симптомы у пациентов с деменцией с тельцами Леви можно безопасно лечить нейролептиками;

д) комбинация селективных ингибиторов обратного захвата серотонина или трициклических антидепрессантов и селегилина может вызвать серотониновый синдром.

4. Эпилепсия и ее лечение:

а) психотические симптомы часто наблюдаются у пациентов с эпилепсией;

б) все противосудорожные препараты ассоциируются с развитием психотических симптомов;

в) после отмены противосудорожных препаратов может возникать психоз;

г) трициклические антидепрессанты безопасны для больных эпилепсией и являются препаратами первой очереди для лечения депрессии;

д) литий не повышает степень тяжести эпилептических приступов.

5. Следующие утверждения верны:

а) нестероидные противовоспалительные препараты могут вызывать психопатологические симптомы;

б) антигистаминные препараты могут вызывать психоз и делирий;

в) мочегонные препараты не вызывают побочных эффектов со стороны психической сферы;

г) антибиотики могут вызывать делирий;

д) антибактериальные препараты могут вызывать депрессию.

Ответы на вопросы со множественным выбором.

Н — неверно. В — верно.


На главную страницу Поиск Оставить комментарий к статье

Copyright © 1998-2016. Обзор современной психиатрии. Все права сохранены.